Судебная практика по собакам

Правила, проекты, законадательство по собакам и домашних животных.
Ответить
Аватара пользователя
Янычар
Председатель
Сообщения: 6263
Зарегистрирован: 26 мар 2009, 14:33
znak: Телец
Откуда: Ярославль
Благодарил (а): 414 раз
Поблагодарили: 168 раз
Пол:
Контактная информация:

Судебная практика по собакам

Сообщение Янычар » 18 янв 2019, 13:17

Рассмотрение споров, связанных с собаками, представляет собой комплексную категорию дел, рассматриваемых судами. В связи с содержанием животных возникают проблемы как административного, так и гражданско-правового и уголовно-правового характера, однако основные из них так или иначе связаны с соблюдением административных требований к содержанию животных. Чаще всего такие дела требуют возмещения значительного материального ущерба (расходы на лечение пострадавших, гибель животных) и морального вреда (значительные нравственные и физические страдания). В то же время по ряду правовых проблем пока сложно делать выводы о формировании единообразной и однозначной судебной практики. Наиболее часто среди данной категории встречаются дела, связанные с рассмотрением гражданско-правовых требований о возмещении вреда, причиненного собаками. По особенностям физиологии и психики собаки представляют существенную угрозу безопасности как для жителей сельской местности, так и крупных городов, количество случаев причинения серьезного вреда здоровью людей в Российской Федерации исчисляется десятками ежегодно (только нападения бездомных собак в 2001-2014 году стали причиной смерти почти 400 человек),[1] в связи с чем и судебная практика по обращениям за возмещением причиненного вреда достаточно обширна. При этом в отношении возмещения вреда, причиненного безнадзорными собаками, так до конца и не решен вопрос о распределении полномочий по их отлову, а соответственно – и по возмещению вреда, причиненного их нападением, между органами местного самоуправления и органами государственной власти субъектов РФ.

Мониторинг осуществлялся в отношении применения тех нормативных правовых актов, которые непосредственно регулируют вопросы содержания собак (прежде всего региональные и муниципальные правовые акты), а также регулируют общие вопросы и применяются при рассмотрении споров, связанных с содержанием собак, в частности, положения стст. 151, 1064, 1079 ГК РФ.

На официальных сайтах судов судебной системы РФ и неофициальных ресурсах, осуществляющих сбор и размещение текстов судебных решений (в том числе на сайтах docs.pravo.ru, rospravosudie.ru и др.), по данной проблематике было обнаружено несколько тысяч решений за период с 2000 по 2014 год, из которых для анализа как содержащие правовые проблемы были отобраны около 100. Результаты их обобщения и анализа представлены ниже.

Несмотря на то, что, как правило, нападения собак связаны с причинением серьезного вреда здоровью, уголовное осуждение за такие нападения относительно редки.[2] Большинство судебных решений вынесены по гражданским делам о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан в результате нападения собак. При заявлении подобных исков предъявляются требования о возмещении материального ущерба, причиненного вследствие необходимости расходов на лечение, а также морального вреда, причиненного вследствие покусов. В качестве ответчиков выступают владельцы собак, а в случае покусов бездомными (бродячими) собаками – органы публичной власти, которые не обеспечили безопасность граждан путем отлова бродячих собак или другими способами. В целом суды достаточно строго оценивают обязанности владельцев собак и органов публичной власти по обеспечению предотвращения причинения ими вреда. В качестве общей тенденции следует отметить, что суды все чаще признают собак источником повышенной опасности, и достаточно широко трактуют условия вины владельцев собак в неосуществлении надлежащего контроля за ними.

Значительно реже в судебной практике встречаются другие категории дел – причинение иного ущерба в результате нападения собаки (как правило, гибель другого животного), или ущерба самим собакам, а также имущественные споры по поводу принадлежности собак как имущества. Относительно редко в судебной практике можно обнаружить дела, которые связаны с требованием о прекращении нарушений правил содержания собак – организацией приютов в жилых помещениях, на дачных участках и т.п. Подобные случаи часто обсуждаются в СМИ, однако редко становятся предметом судебных разбирательств, несмотря на наличие прецедентов их рассмотрения судами. В представленном ниже обзоре материалы анализа структурированы по основным юридическим проблемам, которые возникают при рассмотрении данной категории дел, после чего приведена обобщенная информация по отдельным видам дел данной категории.

Проблемы, выявленные в результате мониторинга правоприменения

1. Субъекты ответственности за вред, причиненный собаками

Проблема доказывания принадлежности собаки

Одна из основных правовых проблем, возникающих при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного собакой, - это проблема установления владельца (собственника) собаки. Наиболее часто эта проблема возникает и наиболее сложно решается в отношении юридических лиц при предъявлении требований о возмещении вреда, причиненного собаками на территории или рядом с территорией какой-то организации (территории заводов, складов, гаражей и проч.). Если территория таких объектов выступает предметом договора аренды между несколькими организациями, то ответственность возлагается на арендатора,[3] то есть организацию, непосредственно использующую соответствующие территории и объекты. Однако возложение на них ответственности возможно только если доказано, что собаки действительно им принадлежат. Организации часто выдвигают возражения, ссылаясь на то, что они официально не используют для охраны объектов и территорий собак, на балансе в качестве основных средств собаки не числятся, и поэтому ответственность организации должна быть исключена. Если при этом сторожа или другие работники организации прикармливают собак или фактически используют их для охраны, суды лишь в редких случаях признают действия работников по прикармливанию собак приобретением собак самой организацией.[4] Чаще возражения организации о том, что собаки ей не принадлежат, признаются обоснованными, и суды отказывают пострадавшим в возмещении причиненного вреда.[5] Лишь в некоторых случаях суды признают, что организация виновна в непринятии эффективных мер по недопущению бродячих собак на свою территорию,[6] взыскав, например, с детского сада моральный вред, причиненный покусами бродячей собаки.[7]



Аватара пользователя
Янычар
Председатель
Сообщения: 6263
Зарегистрирован: 26 мар 2009, 14:33
znak: Телец
Откуда: Ярославль
Благодарил (а): 414 раз
Поблагодарили: 168 раз
Пол:
Контактная информация:

Судебная практика по собакам

Сообщение Янычар » 18 янв 2019, 13:21

Прикармливание собак сердобольными гражданами в определенном месте иногда может быть признано фактическим приобретением бродячих собак и принятием на себя соответствующей ответственности за их поведение. В 2012 году большой резонанс в СМИ республики Хакасия получила история с возбуждением уголовного дела против женщины, которая прикармливала бродячих собак, но не обеспечила за ними контроля, в результате чего эти собаки насмерть загрызли 4-х летнего ребенка.[8] Следствие возложило ответственность на женщину, прикармливавшую собак, и суды первой и второй инстанций поддержали эту позицию.[9]

В некоторых случаях спор относительно принадлежности собаки возникает и с владельцами домашних собак. В одних случаях они доказывают, что потерпевший пострадал от другой собаки, а собака, принадлежащая ответчику, выглядит иначе, представляя в качестве доказательства фотографию из ветеринарного паспорта домашнего животного.[10] Суды в таких ситуациях отказываются исследовать вопрос об установлении права собственности на собаку, ориентируясь на показания свидетелей,[11] а также на материалы административных проверок, проведенных органами внутренних дел[12] подтверждающие, что напавшая собака принадлежит именно ответчику. В случае, если в результате административного расследования принадлежность собаки установить не удалось, суд посчитал принадлежность собаки ответчику недоказанной.[13] Факт привлечения к административной ответственности часто рассматривается как доказательство нападения именно собаки ответчика на потерпевшего.[14] В то же время непривлечение к административной ответственности не может рассматриваться как доказательство отсутствия вины ответчика в причинении вреда.[15]

Обращает на себя непоследовательная позиция судов в отношении оценки некоторых доказательств принадлежности собаки. В случае, когда истец заявил требование о возмещении вреда, причиненного ошибочным отловом его собак как безнадзорных, справка ветеринарного кабинета о получении ветеринарной услуги не была принята судом как доказательство принадлежности собак, поскольку она не содержала «необходимой информации об их возрасте, особенностях экстерьера и даты приобретения» собак.[16] В то же время когда потребовались доказательства принадлежности собаки, покусавшей ребенка, в числе прочих данных судом была принята во внимание справка из ветеринарной клиники об оказании ветеринарной помощи конкретной собаке.[17]

В ряде дел отказываясь от принадлежности собаки ответчики ссылались на то, что собака была подарена или содержится супругом и не является общей совместной собственностью.[18] Такие обстоятельства обычно не принимались во внимание судами, которые сочли, что если содержание собаки осуществляет семья, то фактически собака принадлежит обоим супругам, и применяет их солидарную ответственность за причиненный вред.[19] В случае, когда ответчик ссылалась на принадлежность собаки ее гражданскому мужу, находящему в местах лишения свободы, суд посчитал установленным факт принадлежности собаки ей.[20]

В ряде судебных решений нашел отражение спор о том, должен нести ответственность владелец животного или лицо, непосредственно осуществлявшее присмотр за ним. Суды по-разному решают такие споры: в одних случаях, признавая собаку источником повышенной опасности (о чем пойдет речь ниже), суды применяют правила ГК об ответственности владельцев (т.е. собственника) источника повышенной опасности, который должен нести ответственность за вред независимо от других обстоятельств.[21] В других случаях, не затрагивая этот вопрос, суды возлагают ответственность на владельца как лицо, обязанное обеспечить эффективный контроль за поведением собаки (в том числе в соответствии с требованиями административных правил содержания собак)[22] и лишь в редких случаях признают ответственность лица, осуществлявшего надзор или выгул собак, как непосредственного причинителя вреда.[23]

Распределение между органами публичной власти полномочий по предотвращению причинения вреда бездомными (бродячими) собаками

Отдельным спорным вопросом, неоднократно поднимавшемся в судебной практике, выступает распределение ответственности за вред, причиненный безнадзорными собаками, между органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления. Основной вопрос, который в этом случае исследуют суды – это принадлежность полномочий по отлову безнадзорных животных. Суды вынуждены делать выводы о принадлежности таких полномочий на основе толкования широко и неконкретно сформулированных положений федерального или регионального законодательства.

Согласно одному подходу, полномочия по организации отлова безнадзорных животных, а следовательно, и ответственность за причинение ими вреда, возлагается на органы государственной власти субъектов РФ.

В 1992 году изменениями в Постановление Совета Министров РСФСР от 23.09.1980 №449 «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР» на органы государственной власти субъектов РФ были возложены обязанности по утверждению правил содержания собак и кошек, инструкций по отлову безнадзорных собак и кошек и их содержанию, а также по осуществлению необходимых мероприятий по предупреждению бешенства и заболеваний животных. Положениями подп. 49 п.2 ст. 263 Федерального закона от 6.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» (в редакции Федерального закона от 29.12.2004 №199-ФЗ) решение вопросов организации проведения на территории субъекта РФ мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных отнесено к полномочиям органов государственной власти субъектов РФ. Изменениями, внесенными в ст. 7 Федерального закона от 30.03.1999г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» Федеральным законом от 22.08.2004 №122-ФЗ из него исключены полномочия органов местного самоуправления в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Положениями ст. 6 Федерального закона от 30.03.1999г. № 52-ФЗ обязанность проведения мероприятий по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения возложена на органы государственной власти субъектов РФ. Согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 14 мая 1993 года № 4979-1 "О ветеринарии" к полномочиям субъекта Российской Федерации в области ветеринарии относится защита населения от болезней, общих для человека и животных

Кроме того, на основании ст. 6 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 06.05.2010 № 54 были утверждены Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей», из п. 9.5 которых следует, что регулирование численности безнадзорных животных путем отлова и содержания в специальных питомниках отнесено к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Требования по организации мероприятий по предотвращению распространения бешенства были адресованы органам государственной власти субъектов РФ и Постановлениями Главного государственного санитарного врача РФ от 18.04.2005 №15 «Об усилении мероприятий по предупреждению распространения бешенства в РФ» и от 29.08.2008 №53 «Об усилении мероприятий по борьбе с бешенством в РФ».

На основании указанных нормативных актов решением Волжского районного суда г. Саратова от 27.05.2009 и Кассационным определением Саратовского областного суда от 9.07.2009 было признано незаконным бездействие органов государственной власти Саратовской области в том числе по неизданию нормативных актов, регулирующих порядок отлова собак на территории области. Определением Верховного Суда РФ от 9.03.2010 по делу №32-В09-20 в порядке надзора указанные судебные акты были отменены в связи с тем, что к полномочиям судов не относится обязывание органов законодательной и исполнительной власти к изданию нормативных правовых актов. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При повторном рассмотрении дела решением Волжского районного суда города Саратова от 18.05.2010 по делу 2-1685/10[24] обязанность по организации отлова собак была возложена на органы местного самоуправления. Однако, как следует из последующей практики Верховного Суда РФ,[25] вывод о признании полномочий по отлову безнадзорных собак органам государственной власти субъектов РФ Верховным Судом РФ не опровергается. Напротив, Верховный Суд признает обязанности по организации отлова собак компетенцией именно органов государственной власти субъектов РФ.



Аватара пользователя
Янычар
Председатель
Сообщения: 6263
Зарегистрирован: 26 мар 2009, 14:33
znak: Телец
Откуда: Ярославль
Благодарил (а): 414 раз
Поблагодарили: 168 раз
Пол:
Контактная информация:

Судебная практика по собакам

Сообщение Янычар » 18 янв 2019, 13:22

Принадлежность полномочий по организации отлова собак органам государственной власти субъектов признается в ряде регионов РФ принятием законов субъектов о передаче органам местного самоуправления соответствующих государственных полномочий. Такие законодательные акты приняты в Пензенской области,[26] Хабаровском крае,[27] Курганской области[28] и Краснодарском крае.[29]

Согласно другой позиции, широко представленной в судебной практике, полномочия по организации отлова безнадзорных собак относятся к компетенции органов местного самоуправления.

Источник и читать полностью:
http://monitoring.law.edu.ru/kategorii_ ... i_zhaloby/



Аватара пользователя
Янычар
Председатель
Сообщения: 6263
Зарегистрирован: 26 мар 2009, 14:33
znak: Телец
Откуда: Ярославль
Благодарил (а): 414 раз
Поблагодарили: 168 раз
Пол:
Контактная информация:

Судебная практика по собакам

Сообщение Янычар » 18 янв 2019, 18:35

Возмещение вреда (ущерба) здоровью владельцем собаки
РЕШЕНИЕ (ЗАОЧНОЕ)

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дата обезличенаг. Чертановский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Антиповой С.А., с участием прокурора ФИО1, при секретаре ФИО0, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО5 к ФИО4 о возмещении материального ущерба и морального вреда, возникших в результате причинения вреда здоровью после укуса собаки,

УСТАНОВИЛ:

Представитель истца ФИО5 Дружинин С.Г. обратился в суд с названным исковым заявлением в котором истец, ссылаясь на то, что Дата обезличена г. она вышла на прогулку со своей собакой породы «цверг-шнауцер», держа ее на поводке и в наморднике, проходила мимо почтамта и дома № ... где на нее «напала собака породы «ротвейлер», которой она была сбита с ног, в результате такого повреждена ее одежда, а так же после укусов собаки у истца диагностирован вред здоровью, выразившийся в травматической ампутации ногтевой фаланги 4-го пальца, рваные раны 2,4 пальцев правой кисти, тяжелой степени. Согласно справке от Дата обезличенаг., выданной ГКБ Номер обезличен истцу был поставлен диагноз: «открытый перелом ногтевой фаланги 1 пальца, краевые переломы ногтевой фаланги II и средней фланги III пальцев правый руки без смещения». Трудоспособность в настоящее время утрачена по причине указанной травмы. В настоящее время в поврежденном пальце стоят спицы, в связи с чем, истец ссылается на нуждаемость в посторонней помощи в быту. В связи с изложенным просит взыскать материальный ущерб в размере 10 000 руб.; компенсацию морального ущерба в размере 300 000 руб. за нахождение длительное время в стрессовом состоянии, пережившей глубокие переживания в связи с испытанным ею страхе нападения собаки, а также нравственные переживания из-за невосполнимой утраты ногтевого фаланга 4-го пальца правой руки, и судебные расходы в виде оплаченной истцом государственной пошлины в размере 3 600 руб.
Представитель истца Дружинин С.Г. в судебное заседание явился, иск поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.
Ответчик ФИО4 в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом по адресу, указанному в исковом заявлении; о причинах неявки суду не сообщено, возражений не представлено.
Суд, выслушав объяснения представителя истца, исследовав письменные материалы дела, выслушав заключение прокурора, полагавшего, что иск подлежит частичному удовлетворению, находит возможным иск удовлетворить в части заявленного требования о взыскании компенсации морального вреда, по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Причинивший вред освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.
В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
В соответствии со ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
Судом установлено, что Дата обезличенаг., истица, находясь на прогулке со своей собакой породы «цверг-щнауцер», была сбита с ног и укушена собакой породы Ротвейлер, принадлежащей ответчику ФИО4 в результате чего истице был причинен открытый перелом ногтевой фаланги 1 пальца, краевые переломы ногтевой фаланги 2 и средней фланги 3 пальцев правый руки без смещения л.д.17-20).
В отношении ФИО4 в ОВД по ...у ... была проведена проверка л.д. 35-36). При этом ФИО4 был привлечен к административной ответственности по ч. 3, ч. 7 ст. 5.1 КоАП РФ л.д. 37).
Согласно ст. 137 ГК РФ к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.
Исходя из представленных документов, владельцем собаки породы ротвейлер, укусившей истицу, является ФИО4, ответчик по настоящему делу.
На основании вышеизложенного суд считает, установленным факт причинения вреда истице, собакой ответчика, которым позиция истца не опровергнута.
Суд приходит к выводу, что ответчик, как владелец имущества, которым является собака, не предпринял достаточных мер предосторожности, чтобы предотвратить причинение вреда истцу. Так, собака ответчика находилась без ошейника, намордника и поводка. При этом ссылка ответчика, данная в пояснениях при проведении проверки в ОВД на то, что собака вырвалась, в результате чего В связи с чем ответчиком не был в полной мере обеспечен комплекс мер.
Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также учитывает степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истца ФИО5, которой причинен вред, болезненностью восприятия пережитого с учетом ее преклонного возраста и последующих вынужденных обращений по оказанию медицинской помощи, нарушивших устоявшийся ее ритм жизни, что повлекло определенные неудобства, которые приходилось преодолевать истцу, при нуждаемости в посторонней помощи ввиду полученной травмы.
Таким образом, суд находит вину ответчика установленной, поскольку она полностью подтверждается материалами дела и считает, что с ответчика, виновного в причинении вреда истице подлежит взысканию компенсация причиненного морального вреда истцу, выразившемуся в глубоких нравственных переживаниях, связанных с невосполнимой утратой л.д. 38), а именно: травматической ампутации ногтевого фаланга 4-го пальца. Кроме того, истцу причинены укушенные раны 2,4 пальцев правой кисти, тяжелой степени. Учитывая обстоятельства дела, страх, пережитый истцом с учетом ее возраста, длительность переживаний после произошедшего и отсутствие возможности восполнить утрату, суд считает необходимым, с учетом высказанного прокурором заключения, взыскать с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда 70 000 руб. 00 коп.
Вместе с тем, поскольку истцом не представлено в подтверждение приобретения лекарственных препаратов их выписки по назначению врача, а представленные чеки не содержат каких-либо наименований, суд полагает возможным требования в части взыскания материальных затрат на приобретение лекарств, отклонить ввиду отсутствия достаточных допустимых доказательств, которые истцом не были представлены.
В силу ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход государства в размере 200 руб. 00 коп. Вместе с тем истцом уплачена государственная пошлина при подаче иска, в связи с чем суд считает возможным взыскать указанную сумму государственной пошлины в пользу истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 151, 1064, 1085 ГК РФ, ст. ст. 56, 103, 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Иск ФИО5 к ФИО4 о возмещении материального ущерба и морального вреда, возникших в результате причинения вреда здоровью после укуса собаки, удовлетворить частично.
Взыскать с ФИО4 в пользу ФИО5 в счет компенсации морального вреда - 70 000 (семьдесят тысяч) руб. 00 коп.
Взыскать с ФИО4 государственную пошлину в пользу ФИО5 в размере 200 руб. 00 коп., а всего взыскать 70 200 (семьдесят тысяч двести) руб. 00 коп.
В остальной части иска отказать.

Ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене настоящего заочного решения в течение 7 дней со дня вручения ему копии заочного решения.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд в течение десяти дней со дня принятия в окончательной форме по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене решения суда, а в случае, если такое заявление подано в течение десяти дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления, через канцелярию ... суда ....

Судья Антипова С.А.



Аватара пользователя
Янычар
Председатель
Сообщения: 6263
Зарегистрирован: 26 мар 2009, 14:33
znak: Телец
Откуда: Ярославль
Благодарил (а): 414 раз
Поблагодарили: 168 раз
Пол:
Контактная информация:

Судебная практика по собакам

Сообщение Янычар » 29 янв 2019, 18:20

Закон о животных - разбираем нюансы
Так называемый «Закон о животных», а точнее ФЗ-498 от 27.12.2018 наделал много шума в сети. Кто-то радостно готов кричать «Ура», кто-то злобно использует выражения, которые не прилично писать без цензурной правки, но всё это эмоции. Плюс, вокруг закона возникло довольно много кривотолков и домыслов, и, при обсуждении в сети, то и дало там «появлялись» положения, которые, на самом деле, в законе отсутствуют. В этой связи, для начала, даю ссылку на официальный текст закона - http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_314646/


Ну и сегодня, на страницах своего блога, предлагаю детальный разбор данного документа глазами человека, который непосредственно, в силу своей профессиональной деятельности, связан с природой и животными.


Начнём с самого начла, с пункта 1.1, где русским по белому написано «закон регулирует отношения в области обращения с животными в целях защиты животных». Ничего не коробит в такой формулировке? Фактически ведь, этой фразой закон признаёт наделение животных некими правами, ведь именно это понимается под защитой животных. А юристы, надо сказать, уже много раз говорили о парадоксе подобной формулировки, поскольку получается, что у нас животные являются одновременно и субъектом, и объектом права. Ну, это примерно как словосочетание «воинствующий пацифист». Впрочем, ладно, это чисто юридическая особенность, из которой пока не следует конкретных предписаний, так что смотрим на текст закона дальше.


Далее, в пункте 1.2, указывается, в отношении каких животных данный закон не работает. Совершенно справедливо он не затрагивает рыбалку и охоту, свободны от его норм и фермеры. К счастью, не забыли и про учёных, что, лично меня, приятно удивило. В этом же пункте есть ещё одна интересная формулировка – «положения… закона не применяются к отношениям в области охраны и использования животного мира».


Иными словами, взаимодействие с дикими животными никак не изменится. Тут, как и раньше, на дичь надо брать лицензию, а животных, лицензия на добычу которых не предусматривается, можно отлавливать или добывать свободно (при условии, что данный вид не охраняется другими законодательными актами). Тут, честно скажу, что все полевые биологи могут вздохнуть спокойно – отправляясь в экспедицию за материалом, можно не опасаться пристального внимания «компетентных органов».


Правда, если животное не добывается, а именно изымается с целью дальнейшего содержания, то в этот момент оно, как бы, становится уже домашним и, начиная с этого момента, действия закона на такое животное вполне распространяются.


Правда, юридически момент изменения статуса, когда животное перестаёт быть диким и становится домашним, не оговорен, что, в теории, может дать почву для произвола.


Отдельно следует остановиться пункте 5 статьи №3, где даётся определение жестокому обращению с животными. С одной стороны, есть там хороший пункт, который, в теории, мог бы поспособствовать борьбе с отказом владельцев от своих питомцев, ведь отказ от содержания, согласно данному закону, приравнивается к жестокому обращению. Если бы эта норма реально работала, то, как занять, может быть бездомных четвероногих спутников в городах стало бы меньше.


Но, с другой стороны, есть в этом определении и пункты, которые банально противоречат здравому смыслу. Например, при дрессировке собак есть моменты, когда животных, какое-то время, не кормят, и, формально, это попадает под определение жестокого обращения. Аналогично с побоями, ведь одно дело, если бы речь шла о целенаправленных жестоких побоях, а другое – если это банально удар розгой провинившегося пса. По сути, второе не является проявлением жестокости, а есть часть воспитания, но закон тут разницы не делает.


Как следствие из этого – в теории, понятие «жестокое обращение» можно легко притянуть практически к любой ситуации, особенно если речь о животных, требующих дрессировки.


Это что касается общих положений, а теперь, думаю, опустим перечень ответственности тех или иных государственных структур и перейдём к том, что, собственно, закон предписывает простым гражданам, которые, так или иначе, взаимодействуют с животными.


Начнём с девятой статьи и пункта 1.2, который, на мой взгляд, в чём-то даже хорош, ибо обязывает владельцев осуществлять профилактические ветеринарные мероприятия, т.к., по-простому, прививать животных, которые могут быть разносчиками опасных для людей инфекций. Вот эта норма, особенно на фоне увеличения достоверных случаев заболевания бешенством, очень даже полезна. Правда, не совсем понятно, как следить за её соблюдением, но это уже отдельный разговор.


А вот про ветеринарную помощь, тут сложнее – не у всех есть на это средства, а лечить животное сейчас довольно дорого. Подозреваю, что где-нибудь в глубинке, особенно в деревнях, этот пункт закона будет повалено нарушаться, и это объективная реальность жизни. Животные там нужны, как помощники в хозяйства (сторожа и охотники на грызунов), но денег на их полное обеспечение у хозяев нет. Тут вопрос не к хозяевам, а к государству, которое поставило людей на грань выживания.


Впрочем, с данной статьёй закона мы, пока, не прощаемся, ведь там есть очень спорный и, я бы сказал, конфликтующий с другими законами, пункт 1.4, который обязывает предоставлять животных для проверки по месту их содержания.


Я так понимаю, что «по месту содержания» означает не только в приюте или зоопарке, но и в квартире, где живёт владелец и содержит свою живность. Но, вообще, по нашему закону, владелец имеет право не пускать никого на территорию своей собственности, исключение здесь составляют только сотрудники МВД, при наличии соответствующего постановления суда.


Иными словами, даже участковый не имеет права настоять на осмотре квартиры без судебного решения на руках, не говоря уже о каких-то уполномоченных представителях по соблюдения прав животных. С точки зрения закона, «они никто, и звать их никак», так что владелец животного, совершенно законно, может отправить таких проверяющих «в пешее эротическое путешествие».


Так что тут, на лицо, несоответствие двух норм законодательства, но, вообще, конечно, сама попытка наделить каких-то «контролёров» правом досмотра есть берд не только с законодательной, но и с логической точки зрения.


Что же касается прямых запретов, изложенных в статье 13, то тут есть, о чём поговорить. Начнём с пункта 2, который запрещает использование животных для получения прибыли, за исключением определённых случаев. Собственно, закон отсылает к другим нормативным актам, которые и должны такие случаи регулировать, и тут очень многое будет зависеть от данных документов. Ведь, скажем, заводчик собак использует животных для получения прибыли. Или охотник, продающий чучело убитого оленя, при том, что он купил лицензию на отстрел данного животного, тоже занимается коммерцией. Остаётся только надеяться, что подзаконные нормативные акты не дадут почву для очередного произвола чиновников.


Далее в этой статье идут пункты 5.2 и 5.3, которые обязывают владельцев животных убирать за своими питомцами и выгуливать их только в отведённых местах. Тут понятно, что, скажем, на тропинке вляпаться в собачью кучу никто не хочет, так что, в таком случае, соглашусь с необходимостью обязать владельца убрать за животным. Но вот если, скажем, собака сделала своё дело в стороне от дороги, в сквере, то тут это, пардон, уже только удобрение газона, которое никак не мешает людям. Так что в формулировке явно не хватает пояснения, что же такое «территория общего пользования».


По поводу же выгула только в специально отведённых местах, тут вообще бред, в том плане, что до такого места ещё надо дойти, и владелец, скажем, собаки, не телепортируется ведь туда. А пока он будет идти с собакой к такому месту, то это, согласно закону, будет преступлением. Тут, мне кажется, надо было идти с другой стороны – указывать не разрешённые, а запрещённые места. Тогда всё было бы гораздо логичнее.


Ну и, завершая рассмотрения самого закона, стоит сказать о том, что статья 19, которая, собственно, регламентирует государственный надзор за выполнением данного документа, вступает в силу с 2020 года, т.е., формально, на настоящий момент времени закон есть, а надзора за его соблюдением – нет. Чисто русский подход, хотя, в случае с данным законом, лично я рад, что это именно так.


Впрочем, если здравый смысл не восторжествует и данная статья вступит в итоге в силу в том виде, в котором она есть сегодня, то это станет явным поводом для произвола, поскольку надзорные органы, согласно тексту, наделяются полномочиями суда, например, могут изымать животных по собственному усмотрению. Это, мягко говоря, перебор, а в условиях нашей действительности, и прямой путь к расцвету коррупции. Такие решения должен принимать суд, ибо животные, согласно другим законам нашей страны, которые никто не отменял, есть собственность владельца, а лишить собственности может только судебная инстанция, а никак не некий инспектор.


Отдельно следует сказать про общественный контроль, который, к слову, тоже вводится с 2020 года. Формально, к счастью, общественный инспектор не наделяется какими-то особыми властными полномочиями, кроме права проверять приют, что простых владельцев животных не касается. Фактически, вся деятельность общественных инспекторов сводится к стукачеству, т.е. они могут собрать некую доказательную базу и передать её в «куда следует» (и то, не совсем понятно, как они это сделают, если у них нет полномочий запрашивать документы, удостоверяющие личность).


Но меня тут скорее сама суть беспокоит, ведь закон никак не прописывает требования к таким общественным инспекторам. Получается, что стать инспектором может человек, далёкий от понимания проблемы, что идейно ошибочно.


Отдельно следует сказать о конфискации диких животных, которая предусмотрена данным законом. Исходя из того, что, как отмечалось выше, осуществлять проверку условий содержания проблематично, думается, что эта норма направленна скорее на частные зоопарки, цирки и т.д. К счастью, рядовых владельцев, скорее всего, она не коснётся. Ну, за исключением каких-то особенных случаев, когда будет принято судебное решение о проверке, но это, как мне кажется, всё же не должно иметь массового характера.


Таким образом, закон, в принципе, спорный, явно принятый без учёта мнения специалистов, но, по большому счёту, жизнь простых частных владельцев животных он не сильно изменит. Другое дело, что «собака зарыта» в приложениях к нему. Прежде всего, конечно, речь идёт о животных, содержание которых запрещено, и о списке потенциально опасных собак.


Официально данных списков, на настоящий момент, нет, а имеющие место «утечки» информации, по большей части, скорее всего являются фейками. Но, между тем, именно такой список и может стать основным камнем преткновения нового закона, тем более, что, вероятно, составляться он будет без учёта мнений специалистов.


Но, не будем «гадать на кофейной гуще», подождём, пока данный список будет официально опубликован. А пока, могу сказать, что данный закон как бы иллюстрирует известную поговорку – «и невинность соблюсти, и дитя приобрести». Власть пытается «усидеть на двух стульях», с одной стороны, сделав реверанс в адрес зоозащитников, с другой – не допустив каких-либо серьёзных ущемлений прав владельцев животных.


Мотив власти тут очевиден – недовольство в обществе чиновникам очень невыгодно, и если ради получения денег они ещё могут пойти на риск, то ради животных они рисковать точно не будут. Так что, на настоящий момент времени, думаю, что данный закон ничего практически не изменит.


Из тех моментов, которые коснуться рядовых граждан, я бы отметил только выгул собак, и, если честно, очень надеюсь, что бредовые нормы в этом плане попали в закон случайно и будут оперативно исправлены (собачников, в свою очередь, призываю добиваться исправления этих норм, ибо, сами по себе, они не переменятся).


В любом случае, сейчас закон, так сказать, существует в тестовом режиме, ибо сам документ есть, но механизм надзора за его соблюдением «заморожен» до 2020 года. Так что поживём и увидим, что будет дальше



Аватара пользователя
VSK1953
Начинающий охотник
Сообщения: 577
Зарегистрирован: 02 апр 2011, 17:36
Благодарил (а): 28 раз
Поблагодарили: 140 раз

Судебная практика по собакам

Сообщение VSK1953 » 01 фев 2019, 14:34




Аватара пользователя
Янычар
Председатель
Сообщения: 6263
Зарегистрирован: 26 мар 2009, 14:33
znak: Телец
Откуда: Ярославль
Благодарил (а): 414 раз
Поблагодарили: 168 раз
Пол:
Контактная информация:

Судебная практика по собакам

Сообщение Янычар » 01 фев 2019, 18:32

VSK1953, ужас, а на счёт того, что многие веты не компетентны во многих вопросах, лайку жалко, а то судебный прецедент это хорошо...



Ответить

Вернуться в «Законадательство, правила, нормативы касающиеся собак»